• Борис Грисенко

Опыт Божьей победы, которым мы можем делиться с миром

Месяц назад я принимал участие в конференции All Nations Convocation в Иерусалиме. Традиционно моя проповедь на этой конференции - в утренней части служения в последний день вместе с Хайди Бейкер. В этом году моя проповедь была первой. Перед тем, как я вышел на сцену, израильская мессианская пара играла грустные йом-кипурные песни, и присутствующие в зале настроились на созерцание. Потому, когда я вышел, я предложил людям встать, и мы начали кричать. Оказывается, культура духовного крика, которая сложилась в нашей общине, может произвести реальный взрыв. Постепенно народ проснулся и люди действительно подняли не только свои голоса и руки, но и подняли сердца к Господу и начали Его славить.


Йом Кипур - не время для грусти


После этого я начал рассказывать о том, как праздновался Йом Кипур, когда в Иерусалиме стоял Храм. Я говорил о том, что это был один из самых радостных Божьих праздников, потому что Господь совершал кипур - покрытие кровью жертвенных животных всех грехов Израиля. И когда это подтверждалось чудесами и знамениями, когда живой и торжествующий первосвященник выходил из Святилища, и это видели священники и народ, радость и торжество начинали распространяться волнами.


Эта радость захватывала толпы паломников, и начиналось всенародное ликование. Десятки тысяч евреев кричали так, что этот крик Божьего торжества, Божьего искупления, Божьей славы, Божьей любви к Его избранному народу, Божьей победы было слышно за много километров. И вместе с победоносными песнями начинались танцы. Именно в Йом Кипур тысячи и тысячи юношей и девушек выходили и танцевали не только в Иерусалиме, но и вокруг Иерусалима в долине. Это были танцы Божьей славы, танцы искупления, танцы победы.


Когда люди в зале проснулись, перестали осуществлять якобы святую йом-кипурную грусть и раскрыли свои объятья для Господа, Дух Святой начал действовать в зале. Он начал замещать религиозно-тоскливое состояние. У большинства христиан по всему миру Йом Кипур воспринимается как судный день, и раз они приехали в Иерусалим в это время, они считали, что должны скукожиться и сморщиться, потому что это якобы знак смирения.


Искупление, которое мы уже получили


Мы говорили о том, что наш Йом Кипур каждый день, но в этот выделенный Богом день здорово с особой силой славить нашего Искупителя, Который раз и навсегда принёс жертву, которая, в отличие от жертвы земных первосвященников, абсолютно раз и навсегда принята. Нам не нужно быть в религиозном напряжении, ожидая, состоится искупление или нет, не нужно воспроизводить чужие религиозные потуги, имитировать внешнее смирение для того, чтобы угодить Всемогущему Богу Израиля. Потому что Он раз и навсегда искупил всех Своих детей не только из Израиля, а из всех народов мира.


Я сделал особый акцент на том, что нам не нужно зарабатывать искупление, потому что оно заработано не нами, а самим Иешуа. Это такой бесценный дар, с которым не может сравниться абсолютно ничего в этой Вселенной. И мы приняли его верой через покаяние и сокрушение перед Ним. Этот дар преобразил наши сердца и открыл нам путь в небесное святилище.


Если в земном святилище никто не мог заходить во Святая Святых, кроме Первосвященника, и то только раз в году после специальных жертвоприношений и очищения, то для нас постоянно открыт путь в небесное святилище. Единственное, что может этому препятствовать, - это, прежде всего, наши грехи, а также неверие в абсолютное искупление, совершённое Богом, недоверие к Божьей любви к нам, недоверие Божьей победе, Его обетованиям, которые уже вырвали нас из лап ада, смерти и дьявола и сделали нас побеждающими в этом погибающем мире.


Радость, доступная всем


После этого я рассказал о том, что происходило с нашей общиной в первые месяцы войны. Я говорил о том, как люди общины помогали мне, когда я внутренне слабел и сомневался, когда меня посещал страх. О том, как община помогала мне прийти в себя, подняться над этими страхами и сомнениями, и как радость Божья в самых злых обстоятельствах давала нам власть, право и свободу торжествовать ту Божью победу, которую Он для нас завоевал.


Я рассказал о том, что мы не пропустили ни одного шабатнего служения за всё военное время. И о том, как в самый тяжкий шабат в третий день войны, когда мосты были перекрыты, на улицах шли бои, и Киев был под ракетными обстрелами, в нашем зале было 60 человек и ещё 50 служителей, и мы славили Бога и танцевали, пели, поклонялись и славили, торжествовали и провозглашали Божью победу и защиту.


Когда участники конференции услышали это, по залу пошло торжество. Все эти люди - а это около 2000 человек из 130 народов - уже сами поднялись и начали славить и превозносить Господа, Царя царей.


После того, что мы прошли и до сих пор проходим, я мог смело говорить им: «Друзья, вы возвращаетесь к себе домой в разные обстоятельства. Кто-то возвращается в очень сложные обстоятельства, в такие страны, где преследуют верующих. Но уезжая отсюда, из Иерусалима, вы можете взять с собой это переживание Божьей победы, эту уверенную свободу под Божьей защитой. Вы можете взять с собой победу над теми страхами, сомнениями, смущением и разочарованием, которые, может быть, придут к вам, когда вы приедите домой. Уезжая отсюда, вы уже будете нести в себе потенциал победы при любых обстоятельствах».


Среди присутствующих были люди из стран с крайне тяжёлой обстановкой. Они, наверное, первыми ухватили то, чем я (можно сказать, вместе со всей общиной) делился. И через какое-то время уже не нужно было никого будить и никого заставлять вставать.


В конце мне оставалось только проверить, кто получил свободу от разного давления, страхов, грусти. Было большое количество поднятых рук. А затем мы проверили исцеления физические, и даже я удивился. Поскольку поднялись сотни рук, я попросил опустить руки и снова объяснил, что я спрашиваю только о тех, кто уже сегодня получил исцеление, а не о тех, кто верит, что получил его. Поднялось несколько меньше рук, но всё равно сотни. Когда люди это увидели, мне можно было уходить со сцены, потому что они уже праздновали Божью победу в славе и присутствии суверенного Божьего Духа.


Борис Грисенко, раввин КЕМО