• Борис Грисенко

Размышления о Шоа: Чью сторону выберем мы? | Борис Грисенко


Недавно я прочёл статью «Из мира мертвых в мир живых. Расследование Филиппа Сэндса». Её подзаголовок был следующий: «Как два выпускника Львовского юрфака изменили ход послевоенной истории. “Восточно-западная улица” – впервые по-русски. Холокост, Нюрнбергский процесс, истории евреев из Галиции и немецких военных преступников – в книге Филиппа Сэндса». Эта статья посвящена выходу на русский язык книги Филиппа Сэндса “Восточно-западная улица”. Мне хотелось бы привести некоторые цитаты из этой книги. Автор пишет:


«10 лет назад, в 2010 году, меня пригласили во Львовский университет: не хочу ли я прочитать лекцию о международных судах, в которых я работал, и рассказать про случаи, связанные с преступлениями против человечности и с геноцидом. Я сказал: да, с удовольствием. Честно говоря, я даже не знал, где находится Львiв. Но я очень быстро обнаружил, что Львiв – это Львов, то же самое, что Лемберг на немецком, Леополис по-латыни. Когда я осознал тождество Львова и Лемберга, то захотел поехать, потому что мой дедушка происходит из Львова»


Три человека, изменивших ход истории

Дальше Филипп Сэндс он немного описывает историю своего дедушки:



«В ходе подготовки я сделал два неожиданных открытия. Первое, что я обнаружил. Два человека, которые ввели в международное право понятия «геноцид» и «преступления против человечности» в связи с Нюрнбергским трибуналом в 1945 году, происходят из Львова. Герш Лаутерпахт ввел формулировку “преступления против человечности”, а Рафаэль Лемкин ввел в международное право понятие

«геноцида», то есть преступления против целых этнических групп. Оказалось, что оба они, и Лаутерпахт, и Лемкин, были студентами юридического факультета Львовского университета… во Львове все были возбуждены этим. Я решил, что напишу книгу про этих трех людей: про своего дедушку Леона, Герша Лаутерпахта и Рафаэля Лемкина. Я начал готовиться к написанию книги, но тут в историю “вмешался” четвертый человек. Это Ганс Франк. Он был адвокатом Адольфа Гитлера с 1928-го по 1933 год. В 1933 году он стал министром юстиции Германии, а в 1939-м был назначен генерал-губернатором оккупированной немцами Польши… В августе 1942 года Франк приехал во Львов, в тот самый Львовский университет, в ту же аудиторию, где я потом читал лекцию.»

Обратите внимание на эти совпадения, связанные со Львовским университетом, где учились два еврея, которые ввели в мировую юриспруденцию два судьбоносных термина, «геноцид» и «преступления против человечности», изменивших подход всего человечества во второй половине 20 века. Прочитаем дальше:


«Среди людей, которые в августе 1942 года были убиты в результате этого, была семья моего деда, вся семья Лаутерпахта и семья Лемкина. Таким образом, я решил, что Ганс Франк должен участвовать в этом рассказе.


Жизнь иногда подбрасывает разные сюрпризы и чудеса, и следующий шаг оказался не менее удивительным. Франка поймала американская армия в мае 1945 года, он был арестован, его обвинили в преступлениях против человечности и геноциде, судили на Нюрнбергском процессе. Советский Союз, Америка, Британия и Франция совместно выдвинули обвинение. Удивительным образом факты иногда бывают еще более невероятными, чем любая выдумка. Британские обвинители наняли Лаутерпахта, а американцы наняли Лемкина – чтобы судить Ганса Франка. Это удивительное дело, когда Лемкин и Лаутерпахт выступают на стороне обвинения против Франка, но они не знают, пока не знают, что Франк был человеком, из-за которого погибли все их родственники. Процесс против Франка велся вначале советскими обвинителями…»

Филипп Сэндс говорит, что история семьи, история народов, история человечества переплетены таким образом, что это невозможно понять без понимания смысла сути еврейской истории, без понимания причин, почему евреи стали мишенью для разных людей.


Дальше он говорит: «В этой книге речь идет об универсальных вопросах идентичности, умолчания, преступлений против человечности и геноциде, появлении этих понятий, эволюции этих понятий. Но в самой сердцевине её главный вопрос: кто мы прежде всего? Мы индивиды или часть группы?» Это главный вопрос!

Филипп Сэндс пишет: «Это поразительный рассказ о том, как два юриста родом из Львова изменили ход послевоенной истории. Есть ещё и третий юрист, выпускник Львовского университета, это легендарный Ян Карский, впервые рассказавший о Холокосте миру.»

Когда появляется Ян Карский, вступает в действие третья категория людей, кроме жертв и палачей, кроме родственников жертв, кроме тех, кто судил палачей, кроме юристов и историков. Ян Карский — польский христианин, который принес в жертву свою жизнь, чтобы мир узнал об ужасах Шоа (Холокоста). И западные страны, которые уже воевали с Гитлером, могли предпринять все, что только можно, чтобы остановить этот ужас. Мы знаем, что невероятным образом Бог организовал его встречу с главами правительств Великобритании и Америки. Но, по сути, это ни к чему не привело. Те страны, которые декларировали возмущение и озабоченность по поводу уничтожения европейского еврейства, на самом деле не хотели всерьез заниматься решением этой проблемы. Мы многое слышали о том, как союзники Советского союза почему-то не бомбили железнодорожные подъездные пути к Освенциму, Треблинке и другим лагерям уничтожения. Почему-то не говорят об участии Советского союза, ведь советская авиация т