• КЕМО

Недельная глава «Дварим». Искусство быть последователем



Джонатан Сакс. Перевод ;английского; Светланы Силаковой


Когда Моше оставалось жить не больше месяца, он созвал народ. Моше дал народу указания о законах, которые тот должен был соблюдать, а также напомнил его историю, начиная с Исхода. В этом суть книги Дварим. Приступив к ;этой задаче, Моше почти сразу же припомнил эпизод с лазутчиками — тот самый, из‑за которого родителям нынешнего поколения народа отказали в возможности войти в страну. Моше хотелось, чтобы новое поколение вынесло урок из этого эпизода и всегда хранило его в памяти. Оно нуждалось в вере и отваге. Возможно, эти качества всегда были частью того, что значит быть евреем.


Но история о лазутчиках той форме, в которой Моше рассказывает ее здесь, крайне непохожа на ее версию в «Шлах‑леха» (Бемидбар, 13−14), в которой события описываются так, как они происходили тогда, почти тридцати девятью годами раньше. Расхождения между первой и второй версиями многочисленны и бросаются в глаза. Здесь я хочу сосредоточиться только на двух расхождениях.


Первое: кто предложил послать лазутчиков? В «Шлах‑леха» именно Б‑г отдал Моше такой приказ. «Г‑сподь сказал Моше: „Отправь людей…“» В нашей недельной главе этого потребовал народ: «Но вы все вместе пришли ко мне и сказали: „[Сначала] мы вышлем людей…“» Кто же велел это сделать — Б‑г или народ? По ответу на этот вопрос мы будем понимать этот эпизод совершенно по‑разному.


Второе: в чем состояла их миссия? В нашей недельной главе народ сказал: «[Сначала] мы вышлем людей, чтобы они пошли вперед, исследовали [веяхперу] страну» (Дварим, 1:22). Двенадцать человек «отправились [в путь], поднялись в горы и дошли до долины Эшколь; они исследовали [вайэраглу] [страну]» (Дварим, 1:24). То есть в нашей главе употреблены два ивритских глагола — «лахпор» и «лерагел», означающие «шпионить, разведывать».

Но, как я указал в своей статье о недельной главе «Шлах‑леха», в повествовании подчеркнуто не упоминается о шпионаже. Напротив, тринадцать раз употреблен глагол «латур», означающий «странствовать, исследовать, путешествовать, осматривать». Даже в нашей главе Моше, говоря не о лазутчиках, а о Б‑ге, сообщает: Он «шел впереди вас… Он выбирал („латур“) вам места для стоянок» (Дварим, 1:33).


По словам Мальбима, «латур» означает «выискивать что‑то хорошее, имеющееся в этих местах». «Лахпор» и «лерагел» означают выискивание слабых, уязвимых, открытых, незащищенных мест. Туризм и шпионаж — совершенно разные виды деятельности, так почему же в версии, изложенной в нашей главе, случившееся изображено как шпионская миссия, а в версии в «Шлах‑леха» оно же подчеркнуто изображено как миссия с иными задачами?


Эти два вопроса сочетаются с третьим, на который наталкивает необычайное заявление Моше в нашей главе. Заявив, что лазутчики и народ подверглись наказанию — Б‑г повелел, что они не доживут до вступления в Землю обетованную, Моше говорит:

Из‑за вас Г‑сподь прогневался также и на меня. Он сказал: «И ты тоже не войдешь туда! Йеошуа, сын Нуна, который служит тебе, — он войдет туда! Укрепи его, потому что он передаст [эту страну] во владение Израилю» (Дварим, 1:37−38).



Это воистину очень странно. Не в характере Моше перекладывать на других вину за то, что, по‑видимому, было его собственным промахом. Вдобавок это противоречит свидетельству самой Торы, ибо она сообщает нам, что кара для Моше и Аарона, состоявшая в том, что им не позволят войти в страну, была наложена из‑за событий в Кадеше, когда народ жаловался на нехватку воды. Комментаторы спорят, что именно Моше и Аарон сделали не так. Может быть, Моше поступил неверно, когда ударил посохом по скале? Или ему не следовало терять самообладание? Или причина была в чем‑то другом? В чем бы ни было дело, именно тогда Б‑г сказал: «За то, что вы Мне не поверили, не явили Мою святость на глазах у сынов Израиля, вам не суждено ввести эту общину в страну, которую Я им отдаю!» (Бемидбар, 20:12). Это случилось спустя примерно тридцать девять лет после эпизода с лазутчиками.


Что касается расхождений между двумя рассказами о лазутчиках, то р. Давид‑Цви Хоффман утверждал, что версия в «Шлах‑леха» рассказывает нам о том, что произошло. Рассказ в нашей главе, спустя одно поколение, предназначался не для информирования, а для предостережения. «Шлах‑леха» — историческое повествование; наша глава — проповедь. Это разные литературные жанры, и задачи у них разные.

Относительно фразы Моше — «Из‑за вас Г‑сподь прогневался также и на меня» — Рамбан предполагает: Моше просто хотел сказать, что и он тоже, подобно лазутчикам и народу, обречен умереть в пустыне. По альтернативной версии, Моше намекал: пусть никто не может утверждать, что Моше избежал участи поколения, которое вел за собой.


Однако Абарбанель предлагает интереснейшее альтернативное объяснение. Возможно, Моше и Аарону не дозволили войти в страну вовсе не из‑за эпизода с водой и скалой в Кадеше. Рассказ об этом эпизоде предназначался для того, чтобы отвлечь внимание от их истинных прегрешений. Истинным прегрешением Аарона была история с золотым тельцом. Истинным прегрешением Моше был эпизод с лазутчиками. Намек, что дело именно в этом, содержится в словах Моше в нашей главе: «Из‑за вас Г‑сподь прогневался также и на меня».

Но каким образом эпизод с лазутчиками мог быть виной Моше? Не Моше предложил их послать. Это предложил либо Б‑г, либо народ. Не Моше отправился с этой миссией. Не он вернулся с донесением.


Не он деморализовал народ. Чем же провинился Моше? За что Б‑г прогневался на него?

Ответ таится в первых двух вопросах: кто предложил послать лазутчиков? И отчего здесь и в «Шлах‑леха» употреблены разные глаголы?

На взгляд Раши, два рассказа — здесь и в «Шлах‑леха» — это не две разные версии одного и того же события. Эти рассказы — одна и та же версия одного и того же события, но разрезанная надвое: половина рассказана там, половина здесь. Именно народ попросил отправить лазутчиков (как сказано здесь). Моше отправился с их просьбой к Б‑гу. Б‑г согласился на просьбу, но в качестве уступки, а не повеления: «ты можешь послать», а не «отправь людей» (как сказано в «Шлах‑леха»).

Однако, дав разрешение, Б‑г поставил особое условие. «[Сначала] мы вышлем людей, чтобы они пошли вперед, исследовали страну [веяхперу]». Б‑г не дал Моше разрешения послать лазутчиков. Б‑г специально употребил глагол «латур»: то есть Он дал разрешение на то, чтобы эти люди попутешествовали по этой земле, вернулись и засвидетельствовали, что это хорошая и плодородная земля, источающая молоко и мед.


Народу не требовались лазутчики. Как сказал Моше, все годы скитаний по пустыне Б‑г «шел впереди вас, ночь